Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Комментарии
2012-06-25 в 15:10 

513 слов. Предупреждения: смерть. По мнению автора - действо происходит до попадания Шиона в Западный район.

Я - бескрайнее небо над головой.
Инукаши лежит во дворе постоялого двора. На грубой, потрескавшейся земле - еще не прогревшейся скудными солнечными лучами.
Рядом, вокруг, совсем близко - собаки. Мертвые и живые - те, что пока не умерли, но которые в предрассветных сумерках кажутся мертвыми.
Они дышат - спокойно, глубоко вдыхая. Те, что больны - выдыхают со свистом и болезненным скулежом.
Инукаши устроила собакам последнюю ночь на Земле. Вывела их на улицу под небесную гладь, вместе с хвостатыми в ней растворяясь.
Я - бесполезность.
Инукаши подстраивается под дыхание собак. Она - человек, поэтому дышит более рвано и часто, упрямо пытаясь подражать.
В легкие набиваются запахи пыли, холодной ночи и болезни. Слегка сладковатый, острый и щекочущий - от него хочется чихать, морщиться и вытирать слезящиеся глаза.
Собаки - умирают, почему не ясно. Заболела одна - и все остальные вслед за ней по накатанной - в могилу.
Инукаши ничего не может сделать. Уже пыталась - все бесполезно, вылечить не выходит. Она - бесполезна.
Я - холодный ветер.
Инукаши встает и набирает в ведра воду. У собак - жар, и их нужно охлаждать, чтобы унять хриплый, усталый скулеж и лай.
Утренняя прохлада - пробирается под поредевшую собачью шерсть и тонкую, полинявшую одежду Инукаши. И охлаждает. Замораживает мысли, тормозит движения и делает дыхание - сложной наукой.
Собаки благодарно скулят за опрокинутую на них воду. Шевелят ушами, смахивая капли, и трясут мордами, умиротворенно скалясь в тишине.
Инукаши для них сейчас - Бог, утешение и последние наслаждение. Впрочем, в данный момент они боготворили бы и полудохленький вентилятор.
Я - страх.
Инукаши выходит из круга собачьих тел. И садится перед ним, обхватывая колени.
Светлеет, но все так же морозно. Становится больше запахов, которые тонкими слоями ложатся на кончике языка.
Аромат утра сплетается с далекими запахами просыпающегося рынка. А запах солнца неотделим от терпкого, неприятного запаха - страха.
Инукаши боится. Ее пугают и судорожные поскуливания и равномерное дыхание, и тишина, и круг собачьих тел посередине постоялого двора - темное, изредка шевелящееся пятно. Ее пугает запах - неминуемой смерти.
Я - не смерть.
«Я не хочу умирать» - это все, о чем думает Инукаши. Это единственная мысль, которую не может заморозить даже утренняя прохлада.
Собаки умирают одна за одной с приближением рассвета. К утру останутся единицы - в лучшем случае.
Вой разлетается по постоялому двору - тонким криком на нескольких заунывных нотах.
«Я не хочу - так» - думает Инукаши. - «Не хочу, не хочу, не хочу. Я - не хочу умирать.»
Я - не собака.
Инукаши закрывает уши руками, потому что собачье прощание - невыносимо.
Она никогда не была собакой - не была преданной или верной.
Она была - крысой. Крысой, крысой, крысой. Той самой, что убегает.
Инукаши вскакивает и, не оглядываясь, бежит. Так далеко, как только может. И не возвращается до ленивого, пропахшего разложением полудня.
Она не хочет умирать.
Она закапывает мертвых собак. И решает, что будет делать все, чтобы не быть такой, как они, - не быть мертвой.

Через несколько дней - умирают последние из своры.
А Инукаши возвращается на постоялый двор с новыми, здоровыми щенками.
Она вновь притворяется - собакой. Ротвейлером, который жадно хватается за жизнь крепкими челюстями.

URL
   

No.6 One String Fest

главная